Судостроение и мореплавание древней Руси

По распространенному заблуждению современной историографии, русский флот начался с фразы: «Российскому флоту быть!», произнесенной Петром I в Боярской думе 30 октября 1696 года. Это – очередной миф. Военный флот появился на Руси значительно раньше начала XVIII века. Немецкие «историки», составляющие лживую хронологию Руси по заказу Петра* постарались уничтожить всё, чем могли гордиться славяне, не обошли они и историю отечественного кораблестроения.

Англичане, которых невозможно заподозрить в любви к российскому флоту, утверждали, что у русичей он древнее их собственного. Историк военно-морских сил Великобритании, адмирал Фред Томас Джейн в своих работах неоднократно отмечал: «Русский флот, который считают сравнительно поздним учреждением, основанным Петром Великим, имеет в действительности больше права на древность, чем флот британский». Первые письменные свидетельства существования британского флота датируются 870-901 годами, задолго до этого наши мореплаватели отстаивали свои интересы на Черном и Балтийском морях.

Военная история сохранила описание множества славных подвигов, совершенных славянскими моряками в допетровские времена. Одна из впечатляющих побед допетровской эпохи относится к 1559 году. В это время Иван Грозный взял Казань и разгромил Астраханское ханство. Наступила очередь Крыма, находившегося под покровительством турецкого султана Сулеймана Великолепного. В середине XVI века его армия и флот считались бесспорными хозяевами Черного моря. Однако русский царь придерживался на этот счет иного мнения. По его приказу стольник Данила Адашев, под началом которого был восьмитысячный экспедиционный корпус, построил в устье Днепра корабельные верфи. На них опытными плотниками в короткий срок была изготовлена флотилия боевых кораблей, внешне напоминавших европейские фрегаты. Вот как о них отзывается генуэзский префект Кафы (ныне Феодосия) Эмиддио Дортелли Д ‘Асколи: «Они продолговатые, похожи на наши фрегаты, вмещают 50 человек, ходят на вёслах и под парусом. Чёрное море всегда было сердитым, теперь оно ещё чернее и страшнее в связи с московитами…» Генуэзец не соврал. Выйдя в море, русские корабли дали бой турецкой эскадре и выиграли его.

История не сохранила до наших дней описание морских побед стольника Ивана Грозного на Балтийском море. Тем не менее, после появления русских кораблей в водах северного моря они оставались его бесспорными хозяевами.

Весной 1656 года Алексей Михайлович Романов отдал распоряжение освободить от шведов часть Балтийского побережья от устья Невы до Риги. Выполнить этот приказ русские моряки могли, лишь имея военные корабли ничем не уступающие шведскому флоту, считающемуся лучшим в мире. Примечательно, что напутствуя русских моряков, Патриарх Никон нисколько не сомневался в их абсолютной победе. В разговоре с морским воеводой Петром Потемкиным он отметил: «Итти за Свейский (шведский) рубеж, на Варяжское море, на Стекольну (Стокгольм) и дале». Этими словами, Никон, фактически предложил Потемкину взять штурмом столицу одного из самых могущественных в военном отношении государств тех лет. Очевидно, у него были все основания верить, что русский флот сможет справиться с поставленной задачей. Так оно и вышло. Потёмкинский корпус насчитывал, всего 1 тыс. человек, к ним придали ещё 570 донских казаков-мореходов. Суда построили, и уже 22 июля 1656 г. Потёмкин предпринял военную экспедицию. Выйдя в Финский залив, он направился к острову Котлин, где Пётр впоследствии заложил Кронштадт.

За 25 лет до петровских кораблей, во время Русско-турецкой войны 1672-1681 гг., в Азовское море прорвалась эскадра под началом Григория Косагова. Корабли знаменитому воеводе строил русский розмысл (инженер) Яков Полуектов. Суда задание «промышлять над крымскими и турецкими берегами» выполнили отлично. Французский посланник при дворе султана Магомеда IV писал на родину: «На его величество несколько судов московитов, появившихся у Стамбула (!), производят больший страх, чем эпидемия чумы».

Действия эскадры запомнились туркам надолго. Когда через 13 лет Василий Голицын двинулся в свой первый Крымский поход, в Стамбуле случилась паника. Московиты ещё не дошли до Перекопа, а янычары в турецкой столице уже подняли бунт — никому не хотелось бесславно умирать на «русском фронте». Дело дошло даже до того, что, когда некоторым мусульманским фанатикам мерещились на горизонте страшные северные корабли, они взбирались на минареты и с паническим криком «Русские идут!» бросались вниз, чтобы только не попасть в руки «гяуров».

В свете приведенных фактов, становится совершенно очевидно, что русский флот существовал в допетровские времена и был достаточно современным, имея возможность одерживать яркие победы над флотилиями крупнейших морских держав.

*В работе «Антихрист» Дмитрий Мережковский отметил полное изменение внешности, характера и психики у царя Петра I после его возвращения из «земель немецких», куда он поехал на две недели, а вернулся через два года совершенно другим — плохо говорившим по-русски, не узнающих своих знакомых и родственников, что выдавало подмену. Это понудило царицу Софью, сестру настоящего царя Петра I, поднять стрельцов против самозванца. Стрелецкий бунт был подавлен, Софью повесили, жену Петра I самозванец сослал в монастырь. «Своего» брата Ивана Пятого и «своих» маленьких детей: Александра, Наталью и Лаврентия Лже-Пётр умертвил сразу, а самого младшего сына Алексея казнил. Лже-Петр ввёл курение, употребление алкоголя, уничтожил русскую образную письменность, уничтожил древнерусский календарь, повелел все русские летописи свезти в Петербург, а затем, как и Филарет, приказал их сжечь, призвал немецких «профессоров» написать лживую русскую историю, «стал» гомосексуалистом (за распространение о «блудном житье» Петра с Меншиковым были подвергнуты аресту в 1698 году купец Г. Р. Никитин, в 1702 году — каптенармус Преображенского полка по имени Бояркинский, а в 1718 году — управляющий имениями вельможи Кикина).


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Оценить)
Загрузка...

Добавить комментарий